• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: перевод (список заголовков)
03:31 

Локи требует полного внимания!

EvilStufferSebastian
archiveofourown.org/works/6286792?view_adult=tr...

Название: Локи требует полного внимания!
Автор: auntieomega
Переводчик: EvilStufferSebastian
Summary:
Когда Локи понял, что Брюс его игнорирует, он решил наказать своего любовника и сьесть все, что Брюс приготовил для вечеринки на работе. Но месть сладка, особенно в виде бдсм и тортика.



Живот Локи пробурчал, в то время как сам Локи мрачно надулся, перекрестив руки на груди; остановившись за рабочим креслом Брюса.
- Я голодный. Когда ты собираешься сделать что-то поесть? - Локи оставил все попытки быть лапушкой час назад. Его любовник просто бессердеченый -и он больше не может этого терпеть!
Брюс даже не выглянул, погрузившись в свой ноут.
- Локи, извини. Серьезно. Но в миллиардный раз, я должен закончить это. Это важно.
- Это что, важнее меня? - хотя, Локи знал, что он не должен ревновать к каким-то там документам, но он ревновал. Брюс души в нем не чаял, и Локи к этому привык. Он как будто расцветал, когда получал внимание, и нуждался в нем, как розы нуждаются в дожде. Брюс игнорировал его уже не менее трёх часов. Как можно было ожидать от Локи, что он вынесёт ещё, если никто не заботится о каждой его потребности и не говорит ему, насколько он непривзойденный и чудесный? Как раз этот момент Брюс вздохнул и развернулся, чтобы посмотреть на него.
- Конечно же, нет. Ничто не может быть важнее тебя.
- Хорошо. В таком случае выключи эту гадость и обрати внимание на меня, - он повадился стукнуть по ноуту, но, к сожалению, Брюс блокировал удар.
- Сломать мой планшет тебе недостаточно? Тебе нужно сломать все мои вещи?
Локи бросил в него гневный взгляд:
- Это привлечет твоё внимание?
- Локи, - Брюс вымолвил его имя очень нежно, - я люблю тебя, но эти документы важны для меня. Если ты любишь меня, для тебя это тоже должно быть важно.
Локи оценивающе посмотрел на своего ученого.
- Я голоден.
Брюс на секунду опустил голову и покачал ей, потом вернулся к своему печатанию.
- На верхней полке холодильника осталась еда. Подогрей что-то себе.
Локи не спешил, мысленно вонзая кинжалы в холодную, нелюбящую голову Брюса, а точнее - в ее затылок. Впрочем, его урчащий живот напомнил ему, что он и в самом деле был голоден, поэтому он вылетел из кабинета, прошагал на кухню, и с размаху открыл холодильник. Остатки. Бэ. Боги не едят остатков.
А потом он увидел на второй полке большой противень с яично-овощными рулетами, которые Брюс сделал раньше в этот же день. Их было две дюжины, а приготовление заняло у Брюса почти все утро. Локи знал, что они предназначены для праздника, где каждый приносит угощение с собой - и все это для работы Брюса, но Локи не понимал, как две дюжины спасут празднование
Он вытащил противень, поставил его на стол, и открыл крышку. Локи начал есть. Он не позаботился о том, чтобы нагреть рулеты, они и холодными были хороши. Хрустящие и солёные: Локи мог практически попробовать всю ту нежность, которую Брюс вложил в них, готовя. Он ел, словно поглощал любовь Брюса. К тому времени, когда Локи сьел четыре рулета, его аппетит был удовлетворен. Но его потребность - нет. Локи начал есть пятый рулет, чувствую себя тем, кто мстит и наносит возмездие. Брюс заслужил прочувствовать на себе гнев бога зла. Полный решимости, Локи собрался съесть их все!
Первая дюжина пошла довольно легко. Он чувствовал, как живот растянулся, но яичные рулеты были очень вкусны. Особенно Локи нравилась капуста, приятная и хрустящая. Со второй дюжиной так просто было не управиться. Локи торжественно освободил одну из бутылок бельгийского эля из холодильника и налил себе стакан. Он был замечательный, с густой кремовой пенкой. Бутыль вмещала всего два стакана, так что ему надо было открывать вторую.

Он уничтожил следующую дюжину яичных рулетов в приятном забытие эля. Несмотря на то, что он ужасно наелся, он чувствовал себя прекрасно.
Локи подумывал над тем, что еще он может такого сьесть, чтобы помучить Брюса. Его живот начал булькать, когда он оставил стул, чтобы осуществить набег на буфет. Живот издал громкий, рычащий звук. Локи успокаивал свой выпучившийся живот настойчивым поглаживанием.
Это миссия. Здесь нет места нытью. Не время страху. Только сладкая, сладкая победа... и бруни! Шоколадно-тыквенные бруни! И глупый Брюс, который любил дурацкие документы больше, чем Локи - да, он выразился по-другому, но его действия говорят сами за себя - попытался их укрыть в миске. Локи даже не стал садиться, чтобы сьесть их. Он унес жизни половины из них, стоя и возвышаясь над миской, и оставил выживших на столе, чтобы они поведали об этом.
Локи не мог сидеть на стуле, потому что штаны слишком давили. В конце концов, он решил, что они черезчур давили даже в стоячем положении, поэтому он их снял и оставил на полу в кухне.
Локи усмехнулся сам себе: Брюс ненавидел, когда он расбрасывал свою одежду. Его усмешка изменилась на сморщенное выражение лица, когда живот начало болезненно крутить. Он закрыл глаза и погладил живот, который болел. Он мог наложить исцеляющее заклинание, но решил так не делать. Боль была сильной и настоящей, ему это нравилось.
Локи неохотно доедал бруни, пока ждал Брюса из его кабинета. Он ждал и ждал. Ничего от бруни не осталось, а Брюс до сих пор не пришел.
Живот Локи вёл его к кабинету Брюса. У Локи немного кружилась голова и ему было в целом неочень хорошо, но мысль о том, чтобы позлить Брюса подталкивала его к победе!
- Я заканчиваю, - проговорил Брюс, не отрываясь от своей работы. Локи приблизился к нему и помахал своим животом перед лицом Брюса. Брюс начал отпихивать его, и, вместо этого, нашупал огромный круглый живот Локи. Не отрывая глаза от Локи, одной рукой он закрыл ноут. Локи схватил другую руку и положил на свой переполненный живот.
- Мне нужна та, вторая, тоже, - он сказал. Локи облегченно вздохнул, ощущая блаженство от того, что Брюс машинально начал поглаживать божественный живот двумя руками.
-Я и не представлял, что у нас осталось столько еды, - проговорил Брюс с широко открытыми глазами.
Локи фыркнул:
- Я не ел остатки.
- Локи, что ты натворил? - хотя, по голосу Брюс терял самообладание, он не прекращал гладить. Локи рассказал ему все. Он наслаждался вспышками страха и негодования, которые играли на лице Брюса. И всё же Брюс не прекращал гладить живот Локи.
- Ты в порядке? - наконец, спросил Брюс.
- Я прекрасно, - и действительно, благодаря поглаживаниям он чувствовал себя намного лучше.
-Ты прекрасно. Конечно, ты всегда прекрасен, - Брюс улыбнулся, и Локи одобрил это прозрение. - Весь день ты жаждал моего внимания, - заговорил Брюс. - Теперь оно твое. Давай сыграем.
Локи вожделенно заёрзал, он начал возбуждаться, когда его любовник прикоснулся к нему. Брюс обвёл рукой вокруг тела Локи и шлёпнул по заднице.
- Ты был очень непослушным богом. Я должен наказать тебя.
- Люди не наказывают богов.
- Они наказывают - в этой квартире, - Брюс прошелся пальцем по резинке трусов Локи. - Сними то, что на тебе одето.
- Почему ты не снимешь их с меня?
- Потому что тебе это понравится, а ты наказан, помнишь? - Брюс оставил стол вместе с Локи, чтобы подвесить черный слинг из кожи и металла. Когда он поднял глаза на Локи, он сказал:
- Черт, ты выглядишь восхитительно.
Локи засиял. Брюс начал осматривать слинг.
- Наложи противорвотное заклинание.
- Зачем? - Локи спросил осторожно.
- Потому что тебе это понадобится.
Как только Локи наложил заклинание, Брюс помог ему влезть в подвесную конструкцию из жгутов и ремней. В конструкции имелись толстые ремни, которые поддерживали грудь и бедра, но оставляли дыру для его голого живота; в ней так же была дыра для гениталий и приспособления для того, чтобы закрепить его руки за спиной. После проделанной работы, Локи свисал где-то на треть метра от пола, так, как, если бы летел; его раздутое пузо касалось ковра.
А потом Брюс исчез. Если это было частью наказания, Локи совсем это не радовало. Все же, Брюс вернулся и сел, скрестив ноги, перед головой Локи. У него с собой была вилка и огромный шоколадный торт.
- Откуда у нас шоколадный торт?
- Я спрятал кое-что от тебя, сладкоежка. Это от Дианы за то, что мы присмотрели за Бастером , пока она была в Белизе. А сейчас тебе придется сьесть этот торт. Весь. Потому что ты плохой, плохой Локи, - он протянул вилку к губам Локи. Локи ел с удовольствием. Он поглощал кусок за куском, и с тортом было практически покончено.
Брюс убрал волосы Локи с лица и лизнул крем с его губ. Локи отвернул голову, чтобы тот не успел его поцеловать.
- Ты ООС, - он шикнул. - Ты должен меня наказывать.
Довольный, Брюс отпрял от него и сказал:
- Заткнись и ешь свой торт, Локи.
Когда торта не стало, Локи почувствовал тяжесть в животе. Его живот провисал еще ниже, чем перед этим, выделяясь по сравнению со стройной фигурой, спина прогибалась под ним.
После того, как торт был сьеден, Брюс притащил попкорн и скормил ему с рук. За этим последовал большой стакан водки с тоником. Локи чувствовал, что его существенно раздуло. Хотя, он был довольно пьян, но боль в брюхе стала сильно ощущаться. Вместо игривой боли, теперь была сплошная, сдавливающая боль. Должно быть, это отразилось на его лице, потому что Брюс одарил его поцелуем, потом передвинулся в сторону и начал гладить раздувшийся живот Локи и поглаживать его член. Локи нежно постанывал, довольный. Немного погодя ему стало лучше, но Брюс ушел, чтобы принести еще еды, это расстраивало. Живот Локи был мучительно набит и нуждался в том, чтобы его еще погладили. Локи ожидал, что наказание сегодняшнего вечера подходит к концу.
В этот раз Брюс вернулся с огромнейшим пирогом, украшенным клубникой.
- Как это называется? - спросил Локи, воодушевленный и напуганный водночасье.

- Клубничный чизкейк. Это от Карлы за то, что мы поливали цветы, пока она была в Чикаго. И сейчас каждый его кусочек спуститься по твоему чудесному горлу, - он протолкнул вилку с куском торта в рот Локи.
Локи содрогнулся. Торт был вкусен, но намного жирнее, чем всё, что готовил Брюс.
- Это не тофу...
- Это сливочный сыр, который должен внушать тебе страх. Я думаю, тебе понравится.
- Я не думаю, что он нравится мне сейчас, - большой кусок чизкейка. - Брюс, я... - ещё больший кусок чизкейка. - Я должен оста... - ещё чизкейка.
Локи начал протестовать опять, а Брюс схватил его за волосы и отдернул назад так, что Локи прогнулся в спине, а затем взял кусок торта в руку и накормил Локи.
- Плохой, плохой Локи ест плохой, плохой чизкейк.
Локи взвыл. В такой позиции он чувствовал ужасное давление за своим пупком. Он был уверен, что лопнет в любой момент. Он хотел обхватить и погладить больной живот, но его руки были завязаны за спиной. Он не мог ничего сделать, кроме как висеть, поглощая кусок за куском этого жирного сливочного чизкейка.
- У меня живот болит, - решился сказать Локи. - Он ужасно болит. Я больше не могу...
Брюс взглянул на Локи, сосредоточенный на его губах.
- Ты прорвешься.
Локи чувствовал, что сейчас он прорвется... его внутренности прорвутся. Им еще нужно было вместить в себя половину чизкейка. Локи запаниковал.
- Адено... - чизкейк. - Аденози... - чизйкейк. - Чертов придурок, ты знаешь, что я соби... еще долбанный чизкейк. - Аденози Три... - чизкейк. В этот раз с клубникой на ногу: - АТП, ты, придурок!

Брюс бросил взгляд на Локи, держа кусочек чизкейка в руке:
"Сокращения недоступимы. Ты согласился на это. Ты знаешь правила" - он размазал чизкейк по губам Локи, раздвигая их и помогая себе пальцами протолкнуть торт внутрь.

Это последнее предательство разрушило Локи. Он висел в тихой, бесшумной агонии, принимая в себя кусок за куском жуткого торта. Он был покорным и послушным, но выступившие слёзы в глазах что-то говорили...

Брюс нагнулся, поймал слезинку своим языком и прошептал на ухо Локи: "Аденозин Трифосфат. Локи, я не могу тебя наказывать, когда ты плачешь"

"Какой смысл иметь безопасное слово, если ты игнорируешь меня, когда я пытаюсь его сказать?"

Брюс отсел и начал слизывать крем с пальцев.
"Ты прав. Я заигрался. И думал, что ты тоже играешь со мной"
Его чистая рука поглаживала лицо Локи.
"Ох, Локки, мне очень жаль..."

"Ты прощён, - сказал нехотя Локи. - Я полагаю, я понимаю, почему ты так заигрался. Тебе так нравится меня кормить. И я очень сексуален"
Брюс широко ухмыльнулся.

"Да, ты очень сексуален"

"Конкретно сейчас я так же очень "больной". А ты ничего не делаешь с этим. Ты просто сидишь там и обсасываешь свои долбаные пальцы, когда ты должен был позаботиться обо мне"

Брюс ничего не сказал, но подвинуося в сторону Локи.
"Ты превосходен с этого угла. Не могу поверить, насколько ты большой"
Его пальцы царапали раздувшийся живот Локи. Вдруг его язык был в Локином пупке.
"Ммм, - вымолвил Брюс. - Я могу просидеть здесь всю ночь, обсасывая твой пупок, пока он не станет чувствительным и набухшим.
"Это не звучит так же эротично, как ты думаешь"

"Бедный Локи. Давай вытащим тебя из этих ремней"
Как только Локи был свободен и мог увидеть себя сам, он понял, почему Брюс пришёл в такое восхищение. Его, обычно плоский, живот выперся в массивный бугор, который начинался как раз под слингом и заканчивался над его пахом. Он не только не мог видеть своих ступней, он еле видел свой член.
Он нуждался в Брюсе, который бы ему помог добраться до спальни. Брюс подпёр его тело подушками, затем умостился на кровать рядом. Он гладил живот Локи концентрическими кругами, ненадолго останавливаясь, чтобы поцеловать.
"Любимый Локи, - он прошептал. - Хороший Локи"

Локи нравилось, когда ему поглаживали живот даже, когда он чувствовал себя хорошо; он обожал, когда ему гладят живот, когда он болит. Он издавал вздохи, стоны и корчился под прикосновениями Брюса. Когда прикосновения стали жёстче, Локи издал звук, похожий на урчание, а его член стал напряжённым.

Брюс начал вдавливать костяшки пальцев и постукивать ими о грудь Локи.

"Это почти больно, - отреагировал Локи, резко простонав, как только Брюс задействовал больше давления на верх живота.

"Что ты делаешь?"

"Пытаюсь открыть твою третью чакру"

"Почему мы не оставим её закрытой?.. - он начал задыхаться. - Подожди... - странное ощущение наполнило всё его тело. Он как будто почувствовал оргазм у себя в животе.

"Ох, ох, Брюс, чёрт..."
Он не представлял, что его трясёт, пока он не остановился.

"Тут расположена нейронная сеть", - Брюс сказал в духе обьяснения, он убрал свою руку и начал покрывать поцелуями верх живота Локи.

После чего его голова практически исчезла, и Локи, до сих пор наслаждавшийся ощущением, издал довольный стон, как только горячий влажный рот накрыл его пульсирующий член
Брюс сосал член Локи, одновременно массажирая Локин вздувшийся живот, останавливаясь, чтобы поласкать бедра под ним. Локи больше не чувствовал боли. Каждый выпирающий дюйм его тела купался в роскоши наслаждения.

В момент, когда Локи был близок, Брюс остановился, Локи издал недовольный рык. Он затих, когда почувствовал, как язык Брюса кружит вокруг его дырочки.
"Д-да", - сказал он шёпотом, когда язык вошёл в него. Ему перехватило дыхание, когда пальцы заменили язык. В то время как пальцы Брюса расстягивали дырочку Локи, губы Брюса вернулись, чтобы поклоняться его члену. Когда Брюс перестал сосать, Локи вытянулся, чтобы достать лубрикант с прикроватной тумбочки и бросил им в голову Брюсу.
"Смазка"

"Спасибо, Локи", - раздражённо ответил Брюс. Он погрузил несколько смоченных лубрикантом пальцев в Локи, скользя внутри него.

"Ты не ведёшь себя как плохой мальчик, не так ли?"
Локи одарил его злобным взглядом в ответ.
"Потому что я собирался трахнуть тебя очень нежно и деликатно, чтобы не тормошить твой большой красивый животик, но если ты плохой, плохой, непослушый Локи, я вынужден буду трахать тебя жёстко и грязно и заставлю тебя скакать по всей кровати".

Локи оглянулся в поисках того, чем бы ещё в него запустить. Ничего не найдя в ближайшей досягаемости, он взглядом наткнулся на голову Брюса возле своей ступни, и хихикнул. Брюс навис над ним и стал неистово щекотать.
Локи проревел: "Стоп. Остановись. Не надо, - Локи вымолвил, не дыша. - Я так полон еды"
"Я знаю. И будешь даже наполненнее через секунду"

Локи кратко рассмеялся, его дыхание прервалось, когда Брюс всунул член глубоко в него. Живот Локи сильно бурлил. Он начал пересматривать своё решение быть плохим Локи. Он придерживал своё пузо, когда ещё один резкий толчек врывался в его набухшие внуренности. Рука Брюса присоединилась к его собственной и нежно поглаживала. Не взирая на угрозы Брюса перед этим, он замедлил темп и стал массажировать огромный живот Локи, пока они занимались любовью.

Обычно Локи был очень активным во время секса. В его нынешнем положении, однако, он не мог ничего больше сделать, как лежать и принимать. В каком-то смысле это было так же, как быть связанным ремнями. Он был зависим и уязвим. И всё же Брюс, который доминировал, кажется, хотел только любить и ублажать Локи.

Брюс скользил по члену Локи, лаская его головку. Они с Локи кончили одновременно.
Брюс упал рядом с Локи. Локи погладил его по лицу и вздохнул.
"Извини, что я съел все твои рулеты" - он сказал немного погодя.
"Мне жаль, что ты не понимаешь, как я люблю тебя"

Эмоция в голосе Брюса удивили Локи. Он подвинулся ближе к своему любовнику.
"Я знаю, что ты любишь меня"

"Ты не знаешь, если ты думаешь, что провести дневном время без тебя значит, что мне всё равно"
Он заправил волосы Локи за ухо.
"Иногда жизнь заставляет меня делать вещи, которые не Локицентричны. Но я никогда не прекращал любить тебя. И никогда не перестану".

Глаза Локи наполнились слезами.
"Я не привык к тому, что люди меня любят и имеют в виду именно это"
Брюс приволок его к себе ближе и поцеловал в лоб.
"Привыкай".
"Я попробую", - голос Локи смягчился. Он выпустил довольный выдох, когда Брюс погладил ему животик. Через какое-то время Брюс вышел, чтобы убраться и взять воды, обещая, что они посмотрел любимый фильм Локи "Robot Chicken", когда он вернётся. Пока Брюса не было, Локи отколдовал своё пузо, оставаясь со своим плоским животиком, который был немного растянут и побаливал.

Брюс вернулся со стаканом воды для Локи. Он взобрался на кровать и прошёлся ладонью по гибкому торсу Локи. Не дожидаясь просьбы, он начал поглаживать живот Локи, который болел.

"Уже избавился от него, да?"
"Ага, я отправил его к Тору"
"Снова? И как ты полагаешь, что он думает, с ним происходит?"
Локи отпил воды и поёжился.
"Я сомневаюсь, что он даже заметит".
Брюс поднял брови.
"Там же было невозможное количество капусты. Если он не заметит в этот раз, я уверен, люди вокруг него заметят"
Локи настолько широко ухмыльнулся, что мышцы его лица заболели:
"Он бог грома"

@темы: Стаффинг, Перевод, Кино, Живот, Боль в животе, Tummyache, The Avengers (Marvel), Stuffing, Loki, Fanfiction, Bloated Tummy, Bellyache, Belly Kink

06:43 

EvilStufferSebastian
askbloatedbellyblog.tumblr.com/post/15379112430...

Переводчик: EvilStufferSebastian

Всё началось невинно, когда Юри предложил Виктору поехать вместе обратно в Детроит, попрактиковаться в Дне благодарения. Учитывая, что Виктор будет есть всё, до чего дотянется и помня о том, что Виктор выиграл стейк (то есть, разрешил себе читмил) ((Читмил это практика в еде для спортсменов, когда можно есть всё, что хочешь, в определённое время, - прим. переводчика)), он подумал, что будет весело совместить две вещи: еду и отношения. Впрочем, когда Юрий Плисецкий услышал, что их маленькая поездка включает тонны еды и, кроме того, время для тренировок по новому режиму, он прикинул, что у него будет шанс подоставать влюблённых голубков и тоже был за.

Юри Кацуки не думал, что могут быть какие-то проблемы, если он возьмёт двух русских на праздничный ужин в честь Дня благодарения. Во время тренировок и своего обучения в школе он много раз отмечал странный американский праздник, который не обходился без поедания огромного количества еды вместе с друзьями и коллегами. Но он не учёл, что два голодных русских впервые на себе ощутят, что такое праздник обжорства.

В местном ресторане, который проводил День благодарения для иностранцев (в котором он бывал несколько раз во время тренировок здесь), Юри поглаживал свой раздутый объевшийся живот под ныне грязным столом, получая удовольствие от того, что он опять так наелся.

Он поднёс руку ко рту и осторожно отрыгнул в свой кулак, пытаясь соблюдать хотя бы видимость манер. Юри ощутил, как дует лёгкий ветерок у кромки рубашки, то самое знакомое чувство со времён, когда он набрал вес и ещё до того, как встретил Виктора. Нижняя часть его живота полностью не вмещалась и показывалась наружу.
"Слава богу, это только на один день. К утру я буду в порядке", - Юри сказал сам себе.

Хотя, он не был уверен, что можно сказать тоже самое про своих двух компаньонов. Возле него сидел Виктор Никифоров, который где-то уже потерял рубашку и расстегнул свои брюки. После того, как он с удовольствием слопал торбы еды перед ним, он догнался взбитым яичным ликёром, спритцом ((вид коктейля - прим. переводчика)), вином и другими алкогольными напитками. Всё это только разогналось в нём аппетит, как будто он не чувствовал боли и у него не срабатывал тормоз, который раньше был. По крайней мере, вот что Юри сказал сам себе, размышляя про внезапную прожорливость Виктора на протяжении вечера.

Юри сильно покраснел, смущаясь, он находился очень близко возле своего парня и идола, когда тот снял рубашку.

Виктор положил её возле себя, расстегнул штаны, и просто продолжил есть. К этому моменту было ясно видно, что Виктор по-настоящему объелся: его живот издавал булькающие звуки. Он колебался между тем, чтобы положить голову на стол или оставаться поддатым и наблюдать, как всё вокруг очаровательно и невероятно глупо. Какое-то время Виктор тыкал и щекотал своё пузо, которое раздулось чуть ли не до его колен. Юри пытался не концентрироваться на внушительном размере живота Виктора, которое торчало, хотя было сложно пропустить, как россиянин с серебряными волосами развлекал впечатляющего фуд-бейби ((дословно, так иностранцы называют раздутый от еды живот - прим. переводчика)), как будто на 6-ом месяце или больше, судя по его растянутой коже.

"Юууууурииии, иди сюда, почувствуй... оно такое твёрдое... Смотри, как много я съел!" *ик* Виктор задумчиво смотрел на Юри, полуприжимаясь, полупадая на него из-за того, что был пьян. Когда Виктор икал, это заставляло всё его тело содрогаться, начиная от хорошо очерченных грудных мышц и, перепрыгивая слегка, к тугому набитому желудку, который вдавливался в него самого, когда он приближался к Юри. Не дожидаясь ответа, Виктор схватил ладонь Юри и прижал к своему пузу, заставляя его скользить по поверхности, и постанывая.
"Юри, это мой фуд бейби!" - он сказал гордо в ухо Юри, что больше напоминало искушающий шёпот.

Виктор пытался привести себя немного в порядок, но в результате из известного конькобежца вышла только маленькая отрыжка.

Юри был ошарашен и молился, чтобы никто не взял с собой камеру и не запостил это в Интернет. Впрочем, он записал себе в чертогах памяти, чтобы сфотографировать себя или хотя бы просёрчить Интернет в поисках фотографий - для себя, в собственную коллекцию.

Это было до тех пор, пока он не отвлёкся от своего вусмерть пьяного парня на звук грубой отрыжки, которая раздалась на весь ресторан. Юри пытался понять, откуда звук, и заметил, что в данный момент он не наблюдает Юрио. Кацуки оглянулся, чтобы понять, не ушёл ли юный конькобежец в какой-то другой ресторан, пока не присмотрелся к месту, где должен был сидеть Юрио. На его месте был фигуристый холм, который поднимался и опускался, имея вид полумесяца, покрытого плотью, выглядывающего из-за стола. "Это не может быть..." - Юри подумал про себя. Он поднялся со своего места на скамье и увидел действительно плоть в виде полумесяца, которая раздавалась больше в полную луну в районе мышц живота его младшего соперника.

"Юрио!" - всё, что смог сказать Юри, глядя на положение подроста. Если живот Виктора был большим, то у Юрио был в два раза больше. Каждый глубокий вздох, который он пытался сделать, заставлял его морщится, и Юрио начинал тихо постанывать, гладя своё массивное выдающееся пузо. Зипер на его штанах разошёлся, а футболка со львом поднялась, чтобы дать место огромному животу. А живот у него был. На протяжении угощения, воспринимая ужин как серьёзное соревнование между ними тремя, Юрио завязал назад волосы и окунулся в поедание блюд, поглощая всё, что мог, заказывая ещё тарелок, которые и так нагромоздились на столе. Его безрассудство лишило его большинства манер, и так же, как и тогда, когда он приехал в дом к Юри жаркой весной, он ел, пачкаясь. Сейчас на его губах были крошки и пятна от разных блюд, в то время как он лежал и стонал в полудрёме.

Юрио вновь громко отрыгнул, в этот раз более "мокрой" отрыжкой, что свидетельствовало о том, насколько он объелся и как ему было плохо сейчас. Он прорычал что-то на русском, и, исходя из выражения его лица, Юри заключил, что это что-то про то, что он слишком объелся. Мышцы живота Юрио напряглись вокруг еды, которая утрамбовалась тесно внутри него, к тому же, он икал.

"Юрио... ты глобус!" - Юри сказал в каком-то смысле самому Юрио Плисецкому, в какому-то смысле риторически.

"З-заткнись! Я по крайней мере... *ик*... О боже, я хочу умереть.... съел больше тебя! *отрыжка* Лууууууууууузеееееееер!" - Юрио возразил. В последнее "лузер" он вложил столько сил, что неминуемо заставило его напрячься. Юрио тут же пожалел об этом.

Юри нахмурился, после чего ехидно улыбнулся, когда заметил кое-что, что принесёт ему такую желанную месть. До сих пор на столе возле Юрио, - перед тем, как он свалился на спину, - стоял наполовину приконченный галлон ванильного мороженного рядом с тремя четвертями нетронутого тыквенного пирога.

"Ох, Юрио. Похоже, что ты ещё не закончил. Ты должен всё уничтожить, чтобы действительно побороть меня. Постарайся всё это проглотить, Ок?" - сказал он с невинной улыбкой и коварством внутри. Юрио пытался протестовать и отстраниться от Юри, когда тот подсунул ему первый кусочек еды, но, как только он приблизился к его рту, Юрио принялся таращиться на вилку с кусочком тыквенного пирога и немного поднялся, чтобы съесть его.

"Судя по всему, он нашёл место, - подумал Юри. - Вот так, ешь-ешь!" - он сказал, когда подносил кусочек за кусочком пирога и мороженного к Юрио. Без уверенности он предположил, что может увидеть, как живот Юрио всё больше раздаётся, забирая место на скамье и заставляя переполненное брюхо выдаваться вперёд ещё больше по сравнению с его сложенным торсом.

Юрио не издавал ни звука, кроме как бормотал проклятия, когда хватало воздуха; подросток съел большую часть еды, которую ему дали, впрочем, Юри понравилось его кормить. Краем сознания он раздумывал о том, чтобы использовать возможность и проделать тоже самое с Виктором одним вечером в более интимной обстановке. Он потерял мысль, когда обнаружил, что пирог и мороженное, которым он кормил Юрио, закончились. С ещё одной ухмылкой, Юри схватил наполовину пустой графин молока.

"Теперь сядь и давай это всё запьём", - он сказал, пытаясь поднять своего юного соперника.

После очередных возражений, Юрио полусидел, а Юри мог поднести графин к его губам, он раскрыл их, заставляя Юрио выпить всё. Юрио немного пошипел в честь внезапного питья, после чего с долгом выпил всё, что осталось от молока, оставляя стол абсолютно пустым от остатков еды. Юрио выпустил громкую отрыжку, она была сильнее, чем та, которая напомнила Юри о его присутствии. Становясь немного зелёным, Юри глотал всё, что могло вернутся, с вызовом, чтобы быть уверенным, что он действительно победитель на этом пиру. Хотя, это было действительно так даже перед тем, как Юри его накормил, Юрио не собирался делать ничего такого, что могло заставить его не справится с тем, чтобы всё это удержать в себе.

С усилием, тяжёло дыша, Юрио заставил себя лечь животом на бок. Он наполовину покатился, наполовину наклонился, хватаясь за стол и скамью чрезвычайно странным образом, пока, наконец, не смог сесть и запихнуть своё брюхо под стол; впрочем, сейчас его живот был раздутым так, что прижимался к столу. Юри прополз под столом, чтобы оказаться между двумя объевшимися русскими и протянул свои руки к двум животам, поглаживая живот каждого, чтобы им стало легче. Он даже представить себе не мог, что будет наслаждаться этим и забудет своё напуганное состояние до этого, продолжая гладить до тех пор, пока не появилась официантка. Он улыбнулся с извинением. "Эм, можно нам чек, пожалуйста?" - спросил он застенчиво, как будто выпрашивая прощения за поведения двоих.

Когда чек был на столе и уплочен, Юри нырнул обратно под стол и помог всё ещё пьяному Виктору стать на ноги, пытаясь предоставить ему дополнительную поддержку, в которой он нуждался, чтобы они могли вернуться в свой отельный номер. Раздался крик сзади: "Эй! Может, поможете?" - Юри и Виктор повернулись, рука Виктора лежала на шее Юри, поддерживая его.

"У меня... затруднение тут... " - Юрио сказал, краснея немного, он выглядел необычно робко. Юри только ухмыльнулся вновь.

"Да ну? Кто теперь лузер, поросёночек? Или мне лучше сказать, толстый котёнок? Что ж, увидимся в нашей комнате"

Без лишних слов, Юри и Виктор направились обратно в номер, не слушая слов ворчащего и очень обьъевшегося Юрия позади.

"Может, этот День благодарения был не так уж и плох", - подумал Юри.

----------------------------------
От переводчика: Мне не хватило в конце в этом фанфике, чтобы Юрио погладили. Наверное, такова была задумка автора. Но я пожалел Юрочку и дописал ))

читать дальше

@темы: Юрий Плисецкий, Юрий Кацуки, Фанфикшн, Перевод, Живот, Дописанное, Виктор Никифоров, Аниме, Yuuri Katsuki, Yuri on Ice, Yuri Plisetsky, Viktor Nikiforov, Tummyache, Stuffing, Fanfiction, Bloated Tummy, Bellyache, Belly Kink, Anime

02:32 

EvilStufferSebastian
thfrustration.tumblr.com/post/61816036782/bad-r...

Название: Плохой роман
Номер главы/ваншота: Глава 10 - Локи, пряная курица, соль и перец!
Автор: Loki’s Anon
Какой Том/Герой: Локи перед "Тором"
Жанр: Комедия, Роман, Эротика
Саммари фика: Марли мидгардианка, которая попала в Асгард ещё ребёнком после событий, которые произошли на Земле, втюрена в Локи сколько себя помнит
Рейтинг: Для взрослых, в некоторых главах

Переводчик: EvilStufferSebastian

Важно: Перевод пока не причёсан!

читать дальше

@темы: Стаффинг, Перевод, ОЖП, Живот, Боль в животе, Аниме, sick!fic, Tummyache, The Avengers (Marvel), Stuffing, Loki, Fanfiction, Bloated Tummy, Bellyache, Belly Kink, Anime

Stuffing

главная