Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: юрий плисецкий (список заголовков)
22:01 

lock Доступ к записи ограничен

EvilStufferSebastian
Запись для модератора и администрации

URL
21:57 

EvilStufferSebastian
ficbook.net/readfic/4930251/12739000#part_conte...

"Официантка принесла пирожные и Юра набросился на свой бисквитный десерт со взбитыми сливками и фруктами. Юри заказал желейное пирожное.

— Я обожрался, свин-кун. Ты-то должен меня понять. — С этими словами Юра встал с диванчика и направился к Кацуки.
— Ну, это разумно…ты же еще и мое пирожное съел. А-а, чего?
— Ты слишком долго на него смотрел. Я уже свое сточил, а ты к нему даже не притронулся. Расторопнее надо быть, — объяснял Юра, устраиваясь поудобнее и укладывая свою голову на живот Кацуки. — Мягонький какой, подушечкой будешь! Я тут полежу немного, не гунди.

Не верящий в свое счастье Юри и не думал возражать"

@темы: бакаюри, Юрий Плисецкий, Юрий Кацуки, Фанфикшн, Киноковые отрывки из фанфиков, Живот, Аниме, Yuuri Katsuki, Yuri on Ice, Yuri Plisetsky, Stuffing, Fanfiction, Belly Kink, Anime

16:11 

EvilStufferSebastian
Аниме: "Yuri on Ice"

Персонажи: Виктор Никифоров, Юри Кацуки, Юрий Плисецкий





















@темы: Юрий Плисецкий, Belly Kink, Anime, Юрий Кацуки, Стаффинг, Картинки, Живот, Виктор Никифоров, ВГ, Аниме, screencaps, fat, Yuuri Katsuki, Yuri on Ice, Yuri Plisetsky, WG, Viktor Nikiforov, Stuffing, Bloated Tummy

02:15 

sick!Yurio

EvilStufferSebastian
i-am-too-sick.tumblr.com/post/154977953128/sick...


Poor Yuri.

It isn’t often that Otabek can be caught pitying his best friend for much – if anything. Yuri, through a combination of talent, bluntness, and sheer luck, manages to get most things his way. It also helps that Yuri does not make himself an easy person to pity, and might yell if anyone tried. With his (absolutely deserved) gold in the Grand Prix Finals only a month ago, Otabek had doubted he’d be feeling bad for Yuri about anything for a long time.

This is a special situation, however, because Otabek is pretty sure Yuri is going to pass out on a virtual-stranger’s couch at a party neither of them had even wanted to go to.

“Hey. Stay awake,” Otabek scolds, patting Yuri’s cheeks lightly. The sick boy jolts from his haze, fever-clouded eyes snapping towards Otabek.

“’M not gonna pass out,” he mutters. “’M fine. Really. Jus’ – don’t feel well.”

Yuri swallows hard, screwing his eyes shut. His entire body tenses. Otabek takes this as a sign that it’s definitely time to go.

“Okay. We’re going home now, and you’re walking or I will carry you. Pick one.”

“Die,” Yuri mutters without any venom, pulling himself to his feet. Otabek is impressed that he gave in so quickly; halfway through the party, when it became clear that he wasn’t okay, Yuri began to insist on staying as a matter of pride. He is less impressed by the way the other boy sways on his feet, and tumbles straight into Otabek’s arms.

“Easy. Easy,” Otabek soothes, steadying him. Yuri’s legs’ newfound defiance makes walking difficult, but they manage to make it out the door in a matter of minutes. (It helps that Yuri weighs 120lbs soaking wet, maybe.)

No sooner have they gotten into the front lawn, however, than Yuri is sent doubling forward, arms around his stomach. Otabek steadies him as he sinks to his knees; foresight drives him to hold back Yuri’s blond hair, pulling it into a loose ponytail. Yuri gags several times, and tries the bring a hand to his mouth. He doesn’t make it.

As sick spills across the grass, Otabek continues to hold Yuri’s hair, and rubs his back with his other hand. Yuri, for all his stubbornness, is too weak to refuse.

@темы: Юрий Плисецкий, Фанфикшн, Отабек Алтын, Аниме, sick!fic, Vomiting, Tummyache, Anime

12:02 

EvilStufferSebastian
ficbook.net/readfic/5045318


Виктор, как обычно, без спроса открыл комнату. Юрио лежал на кровати, не подавая признаков жизни. Блондин лежал под одеялом с головой.
- Юрио, ты проспал тренировку! – громко заметил Виктор с привычным весельем в голосе. В ответ издался полустон-полувздох, Юрио повернулся к нему лицом, с силой разлепив глаза. Вид у него был измученный, как будто он вообще не спал, подросток лежал, скукожившись, а руки он держал на животе.
- Юрио, ты заболел? – обеспокоенно спросил Виктор, присаживаясь на край кровати и трогай лоб блондина. – Горячий!
- Я встану на тренировку, - решительно сказал Юрио, закрывая глаза, всё его лицо пылало от жара. - Мне нужно немного времени.
- У тебя болит живот? – Виктор наклонился над Юрио и потянулся к органу, который мог болеть. – Я поглажу тебе его!
- Если ты прикоснешься ко мне…. – Юрио замер на полуфразе, когда руки Виктора обхватили его живот, - я тебя урою, - закончил он.
Но, не в силах брыкаться, Юрио только повернул голову на бок, задыхаясь от жара.
- Потом урою, когда выздоровею.
- Не бойся, котёночек, я ничего тебе не сделаю, - Виктор приподнял одеяло и залез к Юрио в постель, обнимая его за живот и прижимая к себе. Юрио бил озноб.
- Тебе очень холодно, da?
Но Юрио не ответил.

***

Пытаясь найти всех, Кацуки открыл дверь спальни Юрио. Он уже проверил комнату Виктора: никого. Тёмноволосый спортсмен очень удивился, когда увидел Виктора и Юрио спящих вместе. Приглядевшись к лицу Юрио, он понял, что у того температура, и почему Виктор залез к нему в постель, зная Виктора и его странные способы реагирования на ситуации...
- Виктор! – Юри тормошил его за плечи. – Ты знаешь, какая температура у Юрио?
- М? – разлепил глаза Виктор. – Net, - сказал он спросонья на русском и стал тереть глаза, приподнявшись. Юрио рядом тяжело дышал, его лицо было красным от жара.
- Сейчас, - Юри убежал из комнату и принёс термометр. Чёрная полоска была «приклеена» ко лбу Юрио, и короткий «бип-бип» сообщил, что у Плисецкого 38,5.
Катсуки сказал эту цифру Виктору, который бросил взгляд на заболевшего подростка. Юрио провалился в сон.
- Nuzhno sbit' temperaturu. Ya seichas, - сказал Виктор на родном ещё в полудрёме, - нет, Юри, я сам, - он вылез из постели и пошёл на кухню за аптечкой.

Пока Виктора не было, Юри наклонился над спящим Юрио и прикоснулся к его лбу.
«Такой горячий, - подумал Юри. – Как же он будет завтра выступать?!»
Кацуки действительно волновался за друга. Пропустить соревнование только из-за болезни это ужасно, Юрио всегда так старался. Он очень усиленно тренировался и всегда пинал Юри за то, что тот отлынивает.
«В каком-то смысле, наверное, я ему благодарен», - подумал Кацуки. Виктор вернулся с жаропонижающими таблетками и стаканом воды, открыл пачку, взял таблетку в ладонь, а стакан тёплой воды поставил на тумбочку, присел на кровать и стал будить Юрио.
-Yurio, kotionochek, nado skushat' tabletku, - Виктор говорил на русском, он приподнял Юрио на кровати.
Юрио издал тяжёлый выдох и разлепил уставшие глаза.
-Menia ot etogo vyrvet, idiot, - прогремел он в ответ на родном языке, сполз обратно, отвернулся от Виктора на бок и закрылся с головой одеялом.
- Кажется, он не хочет, чтобы мы его трогали, - заключил Юри, понимая всё по реакции Юрио.
- Похоже на то, - перешёл Виктор, наконец, на японский, - но мы его вылечим, у него завтра соревнование, - с этими словами, тепло улыбнувшись, Виктор положи таблетку на тумбочку, обнял Юрио сзади за живот и прижал к себе.
- Юри, он весь дрожит, - сказал он, - ложись тоже.
- Я-а-а-а?! – Юри опешил, смутившись.
- Ложись-ложись, ему нужно, чтобы кто-то его согрел и отдал своё тепло.
Кацуки, ничего не говоря и всё ещё пребывая в ступоре от такой непосредственности Виктора, лёг с другой стороны, искренне надеясь, что Юрио его не загрызёт, как проснётся.

***
Юрио катался на льду. Когда он проснулся среди двоих, он опешил и хотел прибить обоих, но потом понял, что лучше будет потратить эти силы на тренировку.
«Немного тяжело, - думал он, чувствуя жар и выполняя флип. – Трудно сосредоточиться»
- Юрио, что ты тут делаешь? – Плисецкий услышал знакомый голос, и повернул голову, увидев злобного Виктора. – Я же тебе сказал оставаться в постели.
- Я этого не помню! – запротестовал Юрио. – Мне нужно тренироваться!
- Юрио, ты же болеешь, - сказал Виктор, подходя ближе. – Тебе нужен постельный режим!
- Мне нужна золотая медаль! – огрызнулся неуправляемый подросток, оступился и чуть не упал. – Свали с катка, ты меня отвлекаешь! – выпалил Юрио, и где-то внутри в нём кольнуло страхом, что он это сказал собственному тренеру, ради которого приехал в Японию и которого сам же просил научить его.
Виктор вздохнул.
- Ладно, - сказал он по-доброму, - три круга – и ты идёшь в постель, котёночек! – сказал он достаточно настойчиво для того, чтобы Юрио согласился.
- Не называй меня так! Хорошо.

***

Юрио снимал коньки, Виктор прикоснулся к его лбу, застав Юрио врасплох, иначе бы точно получил коньком в глаз.
- Жар начал спадать, - заметил Виктор. – А теперь в постель! У тебя есть 3 часа сна перед следующей тренировкой!
- Угу, - буркнул Юрио, и они вместе вернулись домой.

@темы: Юрий Плисецкий, Юрий Кацуки, Юри на льду, Фанфикшн, Живот, Виктор Никифоров, Боль в животе, Аниме, Yuuri Katsuki, Yuri on Ice, Yuri Plisetsky, Viktor Nikiforov, Bloated Tummy, Belly Kink, Anime

14:17 

EvilStufferSebastian
06:43 

EvilStufferSebastian
askbloatedbellyblog.tumblr.com/post/15379112430...

Переводчик: EvilStufferSebastian

Всё началось невинно, когда Юри предложил Виктору поехать вместе обратно в Детроит, попрактиковаться в Дне благодарения. Учитывая, что Виктор будет есть всё, до чего дотянется и помня о том, что Виктор выиграл стейк (то есть, разрешил себе читмил) ((Читмил это практика в еде для спортсменов, когда можно есть всё, что хочешь, в определённое время, - прим. переводчика)), он подумал, что будет весело совместить две вещи: еду и отношения. Впрочем, когда Юрий Плисецкий услышал, что их маленькая поездка включает тонны еды и, кроме того, время для тренировок по новому режиму, он прикинул, что у него будет шанс подоставать влюблённых голубков и тоже был за.

Юри Кацуки не думал, что могут быть какие-то проблемы, если он возьмёт двух русских на праздничный ужин в честь Дня благодарения. Во время тренировок и своего обучения в школе он много раз отмечал странный американский праздник, который не обходился без поедания огромного количества еды вместе с друзьями и коллегами. Но он не учёл, что два голодных русских впервые на себе ощутят, что такое праздник обжорства.

В местном ресторане, который проводил День благодарения для иностранцев (в котором он бывал несколько раз во время тренировок здесь), Юри поглаживал свой раздутый объевшийся живот под ныне грязным столом, получая удовольствие от того, что он опять так наелся.

Он поднёс руку ко рту и осторожно отрыгнул в свой кулак, пытаясь соблюдать хотя бы видимость манер. Юри ощутил, как дует лёгкий ветерок у кромки рубашки, то самое знакомое чувство со времён, когда он набрал вес и ещё до того, как встретил Виктора. Нижняя часть его живота полностью не вмещалась и показывалась наружу.
"Слава богу, это только на один день. К утру я буду в порядке", - Юри сказал сам себе.

Хотя, он не был уверен, что можно сказать тоже самое про своих двух компаньонов. Возле него сидел Виктор Никифоров, который где-то уже потерял рубашку и расстегнул свои брюки. После того, как он с удовольствием слопал торбы еды перед ним, он догнался взбитым яичным ликёром, спритцом ((вид коктейля - прим. переводчика)), вином и другими алкогольными напитками. Всё это только разогналось в нём аппетит, как будто он не чувствовал боли и у него не срабатывал тормоз, который раньше был. По крайней мере, вот что Юри сказал сам себе, размышляя про внезапную прожорливость Виктора на протяжении вечера.

Юри сильно покраснел, смущаясь, он находился очень близко возле своего парня и идола, когда тот снял рубашку.

Виктор положил её возле себя, расстегнул штаны, и просто продолжил есть. К этому моменту было ясно видно, что Виктор по-настоящему объелся: его живот издавал булькающие звуки. Он колебался между тем, чтобы положить голову на стол или оставаться поддатым и наблюдать, как всё вокруг очаровательно и невероятно глупо. Какое-то время Виктор тыкал и щекотал своё пузо, которое раздулось чуть ли не до его колен. Юри пытался не концентрироваться на внушительном размере живота Виктора, которое торчало, хотя было сложно пропустить, как россиянин с серебряными волосами развлекал впечатляющего фуд-бейби ((дословно, так иностранцы называют раздутый от еды живот - прим. переводчика)), как будто на 6-ом месяце или больше, судя по его растянутой коже.

"Юууууурииии, иди сюда, почувствуй... оно такое твёрдое... Смотри, как много я съел!" *ик* Виктор задумчиво смотрел на Юри, полуприжимаясь, полупадая на него из-за того, что был пьян. Когда Виктор икал, это заставляло всё его тело содрогаться, начиная от хорошо очерченных грудных мышц и, перепрыгивая слегка, к тугому набитому желудку, который вдавливался в него самого, когда он приближался к Юри. Не дожидаясь ответа, Виктор схватил ладонь Юри и прижал к своему пузу, заставляя его скользить по поверхности, и постанывая.
"Юри, это мой фуд бейби!" - он сказал гордо в ухо Юри, что больше напоминало искушающий шёпот.

Виктор пытался привести себя немного в порядок, но в результате из известного конькобежца вышла только маленькая отрыжка.

Юри был ошарашен и молился, чтобы никто не взял с собой камеру и не запостил это в Интернет. Впрочем, он записал себе в чертогах памяти, чтобы сфотографировать себя или хотя бы просёрчить Интернет в поисках фотографий - для себя, в собственную коллекцию.

Это было до тех пор, пока он не отвлёкся от своего вусмерть пьяного парня на звук грубой отрыжки, которая раздалась на весь ресторан. Юри пытался понять, откуда звук, и заметил, что в данный момент он не наблюдает Юрио. Кацуки оглянулся, чтобы понять, не ушёл ли юный конькобежец в какой-то другой ресторан, пока не присмотрелся к месту, где должен был сидеть Юрио. На его месте был фигуристый холм, который поднимался и опускался, имея вид полумесяца, покрытого плотью, выглядывающего из-за стола. "Это не может быть..." - Юри подумал про себя. Он поднялся со своего места на скамье и увидел действительно плоть в виде полумесяца, которая раздавалась больше в полную луну в районе мышц живота его младшего соперника.

"Юрио!" - всё, что смог сказать Юри, глядя на положение подроста. Если живот Виктора был большим, то у Юрио был в два раза больше. Каждый глубокий вздох, который он пытался сделать, заставлял его морщится, и Юрио начинал тихо постанывать, гладя своё массивное выдающееся пузо. Зипер на его штанах разошёлся, а футболка со львом поднялась, чтобы дать место огромному животу. А живот у него был. На протяжении угощения, воспринимая ужин как серьёзное соревнование между ними тремя, Юрио завязал назад волосы и окунулся в поедание блюд, поглощая всё, что мог, заказывая ещё тарелок, которые и так нагромоздились на столе. Его безрассудство лишило его большинства манер, и так же, как и тогда, когда он приехал в дом к Юри жаркой весной, он ел, пачкаясь. Сейчас на его губах были крошки и пятна от разных блюд, в то время как он лежал и стонал в полудрёме.

Юрио вновь громко отрыгнул, в этот раз более "мокрой" отрыжкой, что свидетельствовало о том, насколько он объелся и как ему было плохо сейчас. Он прорычал что-то на русском, и, исходя из выражения его лица, Юри заключил, что это что-то про то, что он слишком объелся. Мышцы живота Юрио напряглись вокруг еды, которая утрамбовалась тесно внутри него, к тому же, он икал.

"Юрио... ты глобус!" - Юри сказал в каком-то смысле самому Юрио Плисецкому, в какому-то смысле риторически.

"З-заткнись! Я по крайней мере... *ик*... О боже, я хочу умереть.... съел больше тебя! *отрыжка* Лууууууууууузеееееееер!" - Юрио возразил. В последнее "лузер" он вложил столько сил, что неминуемо заставило его напрячься. Юрио тут же пожалел об этом.

Юри нахмурился, после чего ехидно улыбнулся, когда заметил кое-что, что принесёт ему такую желанную месть. До сих пор на столе возле Юрио, - перед тем, как он свалился на спину, - стоял наполовину приконченный галлон ванильного мороженного рядом с тремя четвертями нетронутого тыквенного пирога.

"Ох, Юрио. Похоже, что ты ещё не закончил. Ты должен всё уничтожить, чтобы действительно побороть меня. Постарайся всё это проглотить, Ок?" - сказал он с невинной улыбкой и коварством внутри. Юрио пытался протестовать и отстраниться от Юри, когда тот подсунул ему первый кусочек еды, но, как только он приблизился к его рту, Юрио принялся таращиться на вилку с кусочком тыквенного пирога и немного поднялся, чтобы съесть его.

"Судя по всему, он нашёл место, - подумал Юри. - Вот так, ешь-ешь!" - он сказал, когда подносил кусочек за кусочком пирога и мороженного к Юрио. Без уверенности он предположил, что может увидеть, как живот Юрио всё больше раздаётся, забирая место на скамье и заставляя переполненное брюхо выдаваться вперёд ещё больше по сравнению с его сложенным торсом.

Юрио не издавал ни звука, кроме как бормотал проклятия, когда хватало воздуха; подросток съел большую часть еды, которую ему дали, впрочем, Юри понравилось его кормить. Краем сознания он раздумывал о том, чтобы использовать возможность и проделать тоже самое с Виктором одним вечером в более интимной обстановке. Он потерял мысль, когда обнаружил, что пирог и мороженное, которым он кормил Юрио, закончились. С ещё одной ухмылкой, Юри схватил наполовину пустой графин молока.

"Теперь сядь и давай это всё запьём", - он сказал, пытаясь поднять своего юного соперника.

После очередных возражений, Юрио полусидел, а Юри мог поднести графин к его губам, он раскрыл их, заставляя Юрио выпить всё. Юрио немного пошипел в честь внезапного питья, после чего с долгом выпил всё, что осталось от молока, оставляя стол абсолютно пустым от остатков еды. Юрио выпустил громкую отрыжку, она была сильнее, чем та, которая напомнила Юри о его присутствии. Становясь немного зелёным, Юри глотал всё, что могло вернутся, с вызовом, чтобы быть уверенным, что он действительно победитель на этом пиру. Хотя, это было действительно так даже перед тем, как Юри его накормил, Юрио не собирался делать ничего такого, что могло заставить его не справится с тем, чтобы всё это удержать в себе.

С усилием, тяжёло дыша, Юрио заставил себя лечь животом на бок. Он наполовину покатился, наполовину наклонился, хватаясь за стол и скамью чрезвычайно странным образом, пока, наконец, не смог сесть и запихнуть своё брюхо под стол; впрочем, сейчас его живот был раздутым так, что прижимался к столу. Юри прополз под столом, чтобы оказаться между двумя объевшимися русскими и протянул свои руки к двум животам, поглаживая живот каждого, чтобы им стало легче. Он даже представить себе не мог, что будет наслаждаться этим и забудет своё напуганное состояние до этого, продолжая гладить до тех пор, пока не появилась официантка. Он улыбнулся с извинением. "Эм, можно нам чек, пожалуйста?" - спросил он застенчиво, как будто выпрашивая прощения за поведения двоих.

Когда чек был на столе и уплочен, Юри нырнул обратно под стол и помог всё ещё пьяному Виктору стать на ноги, пытаясь предоставить ему дополнительную поддержку, в которой он нуждался, чтобы они могли вернуться в свой отельный номер. Раздался крик сзади: "Эй! Может, поможете?" - Юри и Виктор повернулись, рука Виктора лежала на шее Юри, поддерживая его.

"У меня... затруднение тут... " - Юрио сказал, краснея немного, он выглядел необычно робко. Юри только ухмыльнулся вновь.

"Да ну? Кто теперь лузер, поросёночек? Или мне лучше сказать, толстый котёнок? Что ж, увидимся в нашей комнате"

Без лишних слов, Юри и Виктор направились обратно в номер, не слушая слов ворчащего и очень обьъевшегося Юрия позади.

"Может, этот День благодарения был не так уж и плох", - подумал Юри.

----------------------------------
От переводчика: Мне не хватило в конце в этом фанфике, чтобы Юрио погладили. Наверное, такова была задумка автора. Но я пожалел Юрочку и дописал ))

читать дальше

@темы: Юрий Плисецкий, Юрий Кацуки, Фанфикшн, Перевод, Живот, Дописанное, Виктор Никифоров, Аниме, Yuuri Katsuki, Yuri on Ice, Yuri Plisetsky, Viktor Nikiforov, Tummyache, Stuffing, Fanfiction, Bloated Tummy, Bellyache, Belly Kink, Anime

Stuffing

главная