Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:43 

EvilStufferSebastian
askbloatedbellyblog.tumblr.com/post/15379112430...

Переводчик: EvilStufferSebastian

Всё началось невинно, когда Юри предложил Виктору поехать вместе обратно в Детроит, попрактиковаться в Дне благодарения. Учитывая, что Виктор будет есть всё, до чего дотянется и помня о том, что Виктор выиграл стейк (то есть, разрешил себе читмил) ((Читмил это практика в еде для спортсменов, когда можно есть всё, что хочешь, в определённое время, - прим. переводчика)), он подумал, что будет весело совместить две вещи: еду и отношения. Впрочем, когда Юрий Плисецкий услышал, что их маленькая поездка включает тонны еды и, кроме того, время для тренировок по новому режиму, он прикинул, что у него будет шанс подоставать влюблённых голубков и тоже был за.

Юри Кацуки не думал, что могут быть какие-то проблемы, если он возьмёт двух русских на праздничный ужин в честь Дня благодарения. Во время тренировок и своего обучения в школе он много раз отмечал странный американский праздник, который не обходился без поедания огромного количества еды вместе с друзьями и коллегами. Но он не учёл, что два голодных русских впервые на себе ощутят, что такое праздник обжорства.

В местном ресторане, который проводил День благодарения для иностранцев (в котором он бывал несколько раз во время тренировок здесь), Юри поглаживал свой раздутый объевшийся живот под ныне грязным столом, получая удовольствие от того, что он опять так наелся.

Он поднёс руку ко рту и осторожно отрыгнул в свой кулак, пытаясь соблюдать хотя бы видимость манер. Юри ощутил, как дует лёгкий ветерок у кромки рубашки, то самое знакомое чувство со времён, когда он набрал вес и ещё до того, как встретил Виктора. Нижняя часть его живота полностью не вмещалась и показывалась наружу.
"Слава богу, это только на один день. К утру я буду в порядке", - Юри сказал сам себе.

Хотя, он не был уверен, что можно сказать тоже самое про своих двух компаньонов. Возле него сидел Виктор Никифоров, который где-то уже потерял рубашку и расстегнул свои брюки. После того, как он с удовольствием слопал торбы еды перед ним, он догнался взбитым яичным ликёром, спритцом ((вид коктейля - прим. переводчика)), вином и другими алкогольными напитками. Всё это только разогналось в нём аппетит, как будто он не чувствовал боли и у него не срабатывал тормоз, который раньше был. По крайней мере, вот что Юри сказал сам себе, размышляя про внезапную прожорливость Виктора на протяжении вечера.

Юри сильно покраснел, смущаясь, он находился очень близко возле своего парня и идола, когда тот снял рубашку.

Виктор положил её возле себя, расстегнул штаны, и просто продолжил есть. К этому моменту было ясно видно, что Виктор по-настоящему объелся: его живот издавал булькающие звуки. Он колебался между тем, чтобы положить голову на стол или оставаться поддатым и наблюдать, как всё вокруг очаровательно и невероятно глупо. Какое-то время Виктор тыкал и щекотал своё пузо, которое раздулось чуть ли не до его колен. Юри пытался не концентрироваться на внушительном размере живота Виктора, которое торчало, хотя было сложно пропустить, как россиянин с серебряными волосами развлекал впечатляющего фуд-бейби ((дословно, так иностранцы называют раздутый от еды живот - прим. переводчика)), как будто на 6-ом месяце или больше, судя по его растянутой коже.

"Юууууурииии, иди сюда, почувствуй... оно такое твёрдое... Смотри, как много я съел!" *ик* Виктор задумчиво смотрел на Юри, полуприжимаясь, полупадая на него из-за того, что был пьян. Когда Виктор икал, это заставляло всё его тело содрогаться, начиная от хорошо очерченных грудных мышц и, перепрыгивая слегка, к тугому набитому желудку, который вдавливался в него самого, когда он приближался к Юри. Не дожидаясь ответа, Виктор схватил ладонь Юри и прижал к своему пузу, заставляя его скользить по поверхности, и постанывая.
"Юри, это мой фуд бейби!" - он сказал гордо в ухо Юри, что больше напоминало искушающий шёпот.

Виктор пытался привести себя немного в порядок, но в результате из известного конькобежца вышла только маленькая отрыжка.

Юри был ошарашен и молился, чтобы никто не взял с собой камеру и не запостил это в Интернет. Впрочем, он записал себе в чертогах памяти, чтобы сфотографировать себя или хотя бы просёрчить Интернет в поисках фотографий - для себя, в собственную коллекцию.

Это было до тех пор, пока он не отвлёкся от своего вусмерть пьяного парня на звук грубой отрыжки, которая раздалась на весь ресторан. Юри пытался понять, откуда звук, и заметил, что в данный момент он не наблюдает Юрио. Кацуки оглянулся, чтобы понять, не ушёл ли юный конькобежец в какой-то другой ресторан, пока не присмотрелся к месту, где должен был сидеть Юрио. На его месте был фигуристый холм, который поднимался и опускался, имея вид полумесяца, покрытого плотью, выглядывающего из-за стола. "Это не может быть..." - Юри подумал про себя. Он поднялся со своего места на скамье и увидел действительно плоть в виде полумесяца, которая раздавалась больше в полную луну в районе мышц живота его младшего соперника.

"Юрио!" - всё, что смог сказать Юри, глядя на положение подроста. Если живот Виктора был большим, то у Юрио был в два раза больше. Каждый глубокий вздох, который он пытался сделать, заставлял его морщится, и Юрио начинал тихо постанывать, гладя своё массивное выдающееся пузо. Зипер на его штанах разошёлся, а футболка со львом поднялась, чтобы дать место огромному животу. А живот у него был. На протяжении угощения, воспринимая ужин как серьёзное соревнование между ними тремя, Юрио завязал назад волосы и окунулся в поедание блюд, поглощая всё, что мог, заказывая ещё тарелок, которые и так нагромоздились на столе. Его безрассудство лишило его большинства манер, и так же, как и тогда, когда он приехал в дом к Юри жаркой весной, он ел, пачкаясь. Сейчас на его губах были крошки и пятна от разных блюд, в то время как он лежал и стонал в полудрёме.

Юрио вновь громко отрыгнул, в этот раз более "мокрой" отрыжкой, что свидетельствовало о том, насколько он объелся и как ему было плохо сейчас. Он прорычал что-то на русском, и, исходя из выражения его лица, Юри заключил, что это что-то про то, что он слишком объелся. Мышцы живота Юрио напряглись вокруг еды, которая утрамбовалась тесно внутри него, к тому же, он икал.

"Юрио... ты глобус!" - Юри сказал в каком-то смысле самому Юрио Плисецкому, в какому-то смысле риторически.

"З-заткнись! Я по крайней мере... *ик*... О боже, я хочу умереть.... съел больше тебя! *отрыжка* Лууууууууууузеееееееер!" - Юрио возразил. В последнее "лузер" он вложил столько сил, что неминуемо заставило его напрячься. Юрио тут же пожалел об этом.

Юри нахмурился, после чего ехидно улыбнулся, когда заметил кое-что, что принесёт ему такую желанную месть. До сих пор на столе возле Юрио, - перед тем, как он свалился на спину, - стоял наполовину приконченный галлон ванильного мороженного рядом с тремя четвертями нетронутого тыквенного пирога.

"Ох, Юрио. Похоже, что ты ещё не закончил. Ты должен всё уничтожить, чтобы действительно побороть меня. Постарайся всё это проглотить, Ок?" - сказал он с невинной улыбкой и коварством внутри. Юрио пытался протестовать и отстраниться от Юри, когда тот подсунул ему первый кусочек еды, но, как только он приблизился к его рту, Юрио принялся таращиться на вилку с кусочком тыквенного пирога и немного поднялся, чтобы съесть его.

"Судя по всему, он нашёл место, - подумал Юри. - Вот так, ешь-ешь!" - он сказал, когда подносил кусочек за кусочком пирога и мороженного к Юрио. Без уверенности он предположил, что может увидеть, как живот Юрио всё больше раздаётся, забирая место на скамье и заставляя переполненное брюхо выдаваться вперёд ещё больше по сравнению с его сложенным торсом.

Юрио не издавал ни звука, кроме как бормотал проклятия, когда хватало воздуха; подросток съел большую часть еды, которую ему дали, впрочем, Юри понравилось его кормить. Краем сознания он раздумывал о том, чтобы использовать возможность и проделать тоже самое с Виктором одним вечером в более интимной обстановке. Он потерял мысль, когда обнаружил, что пирог и мороженное, которым он кормил Юрио, закончились. С ещё одной ухмылкой, Юри схватил наполовину пустой графин молока.

"Теперь сядь и давай это всё запьём", - он сказал, пытаясь поднять своего юного соперника.

После очередных возражений, Юрио полусидел, а Юри мог поднести графин к его губам, он раскрыл их, заставляя Юрио выпить всё. Юрио немного пошипел в честь внезапного питья, после чего с долгом выпил всё, что осталось от молока, оставляя стол абсолютно пустым от остатков еды. Юрио выпустил громкую отрыжку, она была сильнее, чем та, которая напомнила Юри о его присутствии. Становясь немного зелёным, Юри глотал всё, что могло вернутся, с вызовом, чтобы быть уверенным, что он действительно победитель на этом пиру. Хотя, это было действительно так даже перед тем, как Юри его накормил, Юрио не собирался делать ничего такого, что могло заставить его не справится с тем, чтобы всё это удержать в себе.

С усилием, тяжёло дыша, Юрио заставил себя лечь животом на бок. Он наполовину покатился, наполовину наклонился, хватаясь за стол и скамью чрезвычайно странным образом, пока, наконец, не смог сесть и запихнуть своё брюхо под стол; впрочем, сейчас его живот был раздутым так, что прижимался к столу. Юри прополз под столом, чтобы оказаться между двумя объевшимися русскими и протянул свои руки к двум животам, поглаживая живот каждого, чтобы им стало легче. Он даже представить себе не мог, что будет наслаждаться этим и забудет своё напуганное состояние до этого, продолжая гладить до тех пор, пока не появилась официантка. Он улыбнулся с извинением. "Эм, можно нам чек, пожалуйста?" - спросил он застенчиво, как будто выпрашивая прощения за поведения двоих.

Когда чек был на столе и уплочен, Юри нырнул обратно под стол и помог всё ещё пьяному Виктору стать на ноги, пытаясь предоставить ему дополнительную поддержку, в которой он нуждался, чтобы они могли вернуться в свой отельный номер. Раздался крик сзади: "Эй! Может, поможете?" - Юри и Виктор повернулись, рука Виктора лежала на шее Юри, поддерживая его.

"У меня... затруднение тут... " - Юрио сказал, краснея немного, он выглядел необычно робко. Юри только ухмыльнулся вновь.

"Да ну? Кто теперь лузер, поросёночек? Или мне лучше сказать, толстый котёнок? Что ж, увидимся в нашей комнате"

Без лишних слов, Юри и Виктор направились обратно в номер, не слушая слов ворчащего и очень обьъевшегося Юрия позади.

"Может, этот День благодарения был не так уж и плох", - подумал Юри.

----------------------------------
От переводчика: Мне не хватило в конце в этом фанфике, чтобы Юрио погладили. Наверное, такова была задумка автора. Но я пожалел Юрочку и дописал ))

читать дальше

@темы: Юрий Плисецкий, Юрий Кацуки, Фанфикшн, Перевод, Живот, Дописанное, Виктор Никифоров, Аниме, Yuuri Katsuki, Yuri on Ice, Yuri Plisetsky, Viktor Nikiforov, Tummyache, Stuffing, Fanfiction, Bloated Tummy, Bellyache, Belly Kink, Anime

URL
Комментарии
2016-12-05 в 20:09 

Kamishiro_Rize
Please, die carefully
Прочитала, спасибо за перевод))

2016-12-05 в 20:24 

EvilStufferSebastian
Прочитала, спасибо за перевод))
Мне очень понравилось переводить х)

URL
2016-12-05 в 21:42 

Kamishiro_Rize
Please, die carefully
Так что там с нашей игрой?) Или передумала?

2016-12-05 в 22:32 

EvilStufferSebastian
Так что там с нашей игрой?) Или передумала?
Можно. Я сегодня уставший - попозже...

URL
2016-12-05 в 22:43 

Kamishiro_Rize
Please, die carefully
EvilStufferSebastian, Я пока еще работаю, мне работать еще часа 2. Сегодня можно определиться, а завтра начать, если хочешь) Я завтра весь день работаю дома, так что смогу. Ну и просто поболать про кинк я смогу всегда и с удовольствием.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Stuffing

главная